Туризм Узбекистана возобновляет движение по докризисной траектории

«Возвращения в игру» может занять от двух до четырех лет

После периода пятилетнего взрывного роста плохой для мирового туризма 2020 год заставил Узбекистан скорректировать динамику туристической отрасли. По мере снятия карантинных ограничений на основных рынках экспорта туристических услуг – в Европе и на постсоветском пространстве – узбекский туризм возобновляет движение по докризисной траектории. Планы Ташкента нарастить турпоток в 2021 году на 13% к 2020 году свидетельствуют о начале «возвращения в игру», которое может занять от двух до четырех лет.

Рост 7x

Обладая наибольшими сравнительными преимуществами в туризме среди стран Центральной Азии (концентрация памятников истории и архитектуры в близко расположенных городах), Узбекистан долго не мог добиться ощутимого роста въездного туризма.

После политических реформ в 2016–2017 годах количество въездных туристов начинает динамично расти – с 2,0 млн в 2016-м до 6,7 млн в 2019 году. Динамика прироста количества иностранных туристов к 2010 году в 2019-м составила 592% (рост почти в 7 раз), что является одним из самых высоких показателей в регионе. 

По данным Всемирного банка, в 2016–2019 годах Узбекистану удалось существенно повысить долю экспорта услуг от туризма в валовом экспорте – с 5,5 до 9,9%. И хотя Узбекистан (как и Казахстан) пока получает основную экспортную выручку от экспорта металлов и углеводородов, туризм превращается в очень важный элемент экономического роста.

 

Turizm-Uzbekistana-vozobnovlyaet-dvizhenie-po-dokrizisnoj-traektorii.jpg

Основные направления, из которых в РУз прибывают туристы, – приграничные страны. На Казахстан приходится 33,5% (2019), на Таджикистан – 21,8%, на Кыргызстан – 21,6%, на Туркмению – 8,5%. Еще 6,7% въезжающих – гости из России. Из стран дальнего зарубежья наибольший интерес пока демонстрируют Турция (0,9%), Китай (0,8%), Япония и Германия (по 0,4%). Всего на страны дальнего зарубежья до кризиса приходилось 488 тыс. туристов, или 7,2% общего числа. 

Расклад по каналам прибытия отражает географическое распределение въезжающих в страну туристов. По данным Всемирной туристской организации (UNWTO; 2019) лишь около 9% туристов прибывают в Узбекистан по воздуху, 1% – поездами, 90% – автотранспортом.  

Год ограничений

Минувший год должен был стать очередным рекордным для поднимающейся туристической отрасли РУз, однако свои коррективы внесла пандемия коронавируса.  

Как и в других странах региона, в Узбекистане был введен локдаун, действие которого пришлось на разгар туристического сезона – с марта по август. Правительство ограничило перемещение между регионами, а также запретило массовые мероприятия, работу общепита и гостиниц.  

 

Turizm-Uzbekistana-vozobnovlyaet-dvizhenie-po-dokrizisnoj-traektorii_0.jpg

Для поддержки внутреннего туризма власти разработали цветовую дифференциацию регионов по степени риска – в «зеленых» и «желтых» регионах деятельность туркомпаний и агентств разрешалась при условии выполнения санитарных норм.  

В периоды без локдауна правительством предпринимались меры поддержки туристических компаний. Например, каждой из них предоставлялась выплата по $15 на каждого въездного туриста, остававшегося в стране не менее чем на пять суток. Также туроператорам предоставлялась субсидия на авиа- и железнодорожные билеты (до 30% стоимости) для групп иностранных туристов (не менее 10 человек) – норма действовала до конца 2020 года. До июня 2021 года отелям компенсируют часть издержек на реновацию.  

Въезд в страну без ограничений разрешался гражданам из «зеленой» эпидемиологической зоны (Корея, Япония, Китай, Израиль), странам «желтой» зоны (ЕС, Малайзия, Таиланд и Сингапур) и «красной» зоны (прочие, включая Турцию, РФ, Казахстан и другие страны СНГ) разрешался въезд с выдержкой в карантине на 14 дней.  

Turizm-Uzbekistana-vozobnovlyaet-dvizhenie-po-dokrizisnoj-traektorii_1.jpg

Низкая активность путешественников и ограничительные меры правительств стали причиной четырехкратного сокращения турпотока в Узбекистан.   

Тяжелая пора для туризма

UNWTO в последнем, январском обзоре ситуации с отраслью в мире сообщает, что в 2020 году мировой туризм переживал глубочайший кризис в современной истории. Количество гостей, прибывающих из-за рубежа и остающихся с ночевкой, в мире в целом сократилось на 74% в годовом выражении. Потери отрасли (сокращение доходов от экспорта услуг по данной статье) оцениваются в $1,3 трлн, что в 11 раз больше, чем в кризисный для мирового туризма 2009 год.  

Поскольку ограничительные меры так или иначе затронули все страны мира, то и спад в отрасли везде значителен. Прослеживается некоторая зависимость от жесткости применяемых карантинных мер и их продолжительности. Оценки UNWTO показывают, что количество прибытий гостей в странах Азии и Тихого океана сократилось на 84%, в странах Ближнего Востока и Африки – на 75%, в Европе – на 70%, в Северной и Южной Америках – на 69%. Однако в абсолютных значениях потери распределились не столь равномерно: в то время как Азия потеряла 300 млн туристов, Европа – 500 млн.  

Turizm-Uzbekistana-vozobnovlyaet-dvizhenie-po-dokrizisnoj-traektorii-.jpg

Прогноз Группы экспертов по туризму UNWTO на 2021 год противоречив. Исследование, проведенное группой в январе этого года, показывает, что 45% респондентов верят в улучшение ситуации относительно минувшего года, 25% ожидают, что для них все останется, как и в 2020-м, а 30% считают, что положение ухудшится. Половина респондентов ожидает восстановления роста мирового турпотока в 2022 году, хотя еще осенью участники опроса надеялись на отскок уже в 2021 году. Восстановление к допандемийным значениям (2019 год) может потребовать больше времени: 43% опрошенных считают, что это произойдет до 2023 года, 41% ожидают, что это произойдет в 2024 году или позже.  

Эксперты предсказывают растущий спрос на туристические активности, связанные с перемещениями на открытом воздухе и на природе. Будет расти спрос и на внутренний туризм, а также туризм в приграничные страны.  

Однако, как и в среднем в мире, в Узбекистане возвращение на докризисную траекторию займет не менее двух лет, а при пессимистичном сценарии – и все четыре года.  

Ситуация для Узбекистана видится вполне оптимистичной: на фоне ограничений в Европе и Юго-Восточной Азии страна может получить более заметную долю внешнего турпотока из РФ и Казахстана. Во всех трех странах действуют относительно мягкие карантинные ограничения на въезд и выезд. 

С Казахстаном Узбекистан планирует активизировать транспортное сообщение: в январе стало известно, что стороны разрабатывают проект высокоскоростной железнодорожной магистрали Туркестан – Шымкент – Ташкент. Учитывая, что Ташкент и Самарканд уже связаны высокоскоростным железнодорожным сообщением, Узбекистан и Казахстан закладывают основу трансграничного туристического кластера.  

Относительно мягкий санитарный режим может стимулировать привлечение туристов из стран дальнего зарубежья, в числе которых как европейские страны, так и такие крупные региональные рынки, как Турция и ОАЭ. В начале марта было достигнуто соглашение о создании «воздушного пузыря» между РУз, Индией и Сейшельскими островами.  

Кроме того, Узбекистан самостоятельно и совместно с партнерами активно достраивает туристическую инфраструктуру, элементами которой являются не только объекты HoReCa и транспортные маршруты, но и иностранные диппредставительства в туристических центрах. Например, 7 марта в Самарканде было открыто консульство Турции. В сентябре прошлого года указ об открытии консульства Казахстана в Самарканде подписал президент РК Касым-Жомарт Токаев.