Основатель ЦАИЭИ рассказала о важности внедрения ESG-практик

Авторская колонка главы Центрально-Азиатского института экологических исследований Асель Тасмагамбетовой

Устойчивое развитие – это универсальная ценность, поскольку его ядром является забота о будущих поколениях. Иными словами, это обеспечение потребностей настоящего времени, которое не ставит под угрозу благополучие будущих поколений. Мы не должны брать в долг у своих детей. 

В текущем году День экологического долга (дата, после которой человечество начинает жить в долг у будущих поколений) пришелся уже на 29 июля, то есть за семь месяцев мы, как человечество, израсходовали природный «бюджет» года и остальные пять месяцев мы живем в долг. 

Если говорить сухо, то ESG (Environmental, social and corporate governance) – это набор нефинансовых стандартов деятельности компании, которые инвесторы используют для долгосрочной оценки потенциальных инвестиций. 

Экологические критерии, такие как изменение климата и сохранение биоразнообразия, управление отходами и водными ресурсами, определяют, как компания заботится о состоянии окружающей среды. К социальным критериям относятся вопросы, связанные с условиями труда, HR, работой с поставщиками, клиентами и гражданским обществом. Особую роль здесь играет отношение к гендерному равенству – равному доступу мужчин и женщин к принятию важных для компании решений. Аспекты корпоративного управления касаются прозрачности работы акционеров и руководящего состава, справедливой оплаты труда, борьбы с коррупцией.  

Сам термин ESG стал употребляться не так давно. После публикации доклада Брундтланда (Brundtland Report) в 1987 году и последовавшей за ней конференции в Рио-де-Жанейро в 1992 году ООН было выработано понимание необходимости добиваться устойчивого развития, в центре которого должен находиться человек и качество его жизненной среды. Уже тогда были сформулированы первые стандарты ESG.

И если раньше это были только разговоры и добрая воля (goodwill) корпораций, которые занимались благотворительностью, развивали экологические проекты и думали о человеке, то сейчас сложились достаточно четкие критерии и правила. Сегодня отчетность компаний по стандартам ESG не менее важна, чем финансовая отчетность.

Соответствующим образом реагирует рынок рейтинговых агентств. Практически все авторитетные рейтинговые агентства начали работу по ESG-оценке во всех сферах бизнеса. Например, если раньше был только рейтинг S&P 500, то с недавнего времени появился S&P 500 ESG. Очень быстро развиваются и специализированные рейтинги, такие как Sustainanalytics, Vigeo Eiris, MSCI и другие.

Ведущие западные фондовые биржи настоятельно рекомендуют листингующимся компаниям ежегодно публиковать развернутую отчетность в сфере ESG. Несоответствие системы ESG компании установленным биржами критериям может стать основанием для отказа к ее допуску на IPO. 

– А что происходит на постсоветском пространстве? 

– Когда мы говорим об ESG применительно к крупным компаниям, помимо внимания к экологическим и социальным темам, речь идет об улучшении качества управления, введении новых стандартов, привлечении в менеджмент женщин, гендерном равенстве. Сегодня это в новинку, особенно на постсоветском пространстве. И не стоит удивляться тому, что в рейтинге стран по индексу социального прогресса, который ежегодно обновляют профессора Гарварда и MIT (Массачусетского технологического университета), ни Казахстан, ни Россия не занимают места выше середины таблицы. 

Но так будет не всегда. Я уверена, что завтра внедрение ESG-практик будет так же естественно, как использование других недавних достижений цивилизации. Мобильная связь и интернет раньше тоже считались роскошью.  

– Что уже сегодня может дать казахстанским компаниям следование принципам устойчивого развития?

– Прежде всего – доступ к новым финансовым рынкам, к так называемому ESG-финансированию. Без соответствия ESG-критериям уже сейчас трудно выйти на фондовый рынок, а скоро это станет просто невозможно, как и получение заимствований у  международных финансовых институтов. 

В Казахстане крайне необходим регуляторный пакет по применению требований ESG при инвестировании. Также необходимо выработать четкие правила игры по рынку устойчивых облигаций и так называемой зеленой таксономии. Необходимо, на мой взгляд, предусматривать стимулирование по привлечению ESG-финансирования в виде субсидирования купонной ставки по устойчивым облигациям для регионального развития, возможно, налоговые льготы, каникулы и прочее. 

Хочу отметить динамичное развитие рынка ESG-консалтинга. Появляются организации, которые разбираются в теме устойчивого развития не хуже авторитетных западных консультантов. Например, Центрально-Азиатский институт экологических исследований проводит работу по разработке и имплементации ESG-критериев и стратегий  для казахстанских компаний.  

– Что будет, если не уделять должного внимания аспектам устойчивого развития?

– Вспомните недавнюю экологическую катастрофу, случившуюся по вине компании «Норникель». Расплатой за вред, причиненный окружающей среде, стали рекордные штрафы, наложенные на компанию, которые отразились на всех ее стейкхолдерах, а также падение стоимости акций. 

Игнорирование трендов по ESG как нефинансовых показателей приводит к ощутимым финансовым потерям. И наоборот – неподдельное стремление к устойчивому развитию, внедрение критериев ESG – залог долгосрочного успеха. 

Что же касается моей личной позиции, то она очень проста. На наших плечах лежит забота о будущих поколениях, поэтому считаю, что ESG-тематику необходимо внедрять с азов. Я вообще применяю ESG-метрики к себе, к своей повседневной деятельности во всех аспектах. 

На этих принципах я строю школу имени Шокана Уалиханова в Алматы, которая не так давно получила сертификат LEED (The Leadershipin Energy &EnvironmentalDesign), свидетельствующий о том, что школа построена по всем международным экологическим стандартам. Это первое и пока единственное учебное заведение на пространстве СНГ, которое получило такую оценку. Уверена, что за нами потянутся и другие.

Материалы по теме