Почему мировые бренды выбирают Узбекистан для пошива своих коллекций

Рассказываем, с чем связан интерес компаний к республике

Модель контрактного производства позволяет предприятиям узбекского легпрома не только зарабатывать на заказах от зарубежных брендов, но и наращивать компетенции для запуска собственных марок. 

Весной 2022 года в Узбекистане на условиях аутсорсинга начнут выпускать спортивную обувь Adidas и Nike. Ранее о планах начать контрактное производство в Узбекистане сообщали Hugo Boss и группа Inditex (бренды Zara, Massimo Dutty, Bershka, Stradivarius и др.). Почему мировые бренды выбирают для контрактного производства Узбекистан – в материале «Курсива».

Марочный подход

Контрактных производителей можно разделить на два типа – тех, кто до 90–100% своих мощностей отдает под изделия заказчика, и тех, кто параллельно с контрактным производством занимается выпуском своего бренда. 

Пример компании первого типа – Chust Textile, которая начинала с небольшого цеха в Наманганской области, где работали 50 человек. Сейчас у компании две швейных фабрики, где отшивают трикотажные изделия (футболки, толстовки) для зарубежных брендов, в числе которых Zolla и Ostin. В 2021 году компания экспортировала продукцию на $13 млн. 

«У нас все производство построено под заказ. Всю долю прибыли составляет контрактное производство», – говорит соучредитель ООО Chust Textile Исмаилджон Исматуллаев.

Количество желающих разместить заказ на мощностях Chust Textile постоянно увеличивается.

«Если 10 лет назад мы работали только с Россией, то сейчас каждые два-три месяца заключаем договоры с новыми брендами. Например, нашим заказчиком стала итальянская марка одежды Terranova», – комментирует Исматуллаев.

Пример другого подхода – хлопково-текстильный кластер Bukhara Cotton Textile. Вертикально-интегрированная текстильная компания полного цикла Bukhara Cotton Textile сеет хлопок, производит из него джинсовую ткань и шьет одежду из денима для брендов Collin’s, LC Waikiki, Mark Formelle и сети магазинов Kimex. 

По оценке коммерческого директора Bukhara Cotton Textile Бобура Пулатова, 90% всего объема продаж готовой продукции компании формирует именно контрактное производство для зарубежных компаний (сюда включены не только изделия из денима, но и непосредственно джинсовая ткань, изготовленная «под» бренды). 

После двух лет контрактного производства Bukhara Cotton Textile запустила собственную марку джинсовой одежды BJeans. Теперь у компании сеть фирменных магазинов в Узбекистане, точки продаж в Кыргызстане, Таджикистане, Казахстане, намерения расширять международную сеть за счет рынков стран СНГ и планы по продаже франшизы.

Бобур Пулатов считает, что контрактное производство позволило компании получить необходимый опыт для создания экономически эффективной собственной марки.

«Целевые заказы, как правило, осуществляются по низкой цене, но при больших объемах. Для того, чтобы зарабатывать на этом, необходимы выстроенные и эффективные бизнес-процессы. Работа с брендами позволяет нам отработать качество, получить опыт и хороший референс-лист, что мы шьем для зарубежной компании и соответствуем серьезным требованиям по лекалам, стоимости и финансовой дисциплине», – объясняет Пулатов.

Быстро…

Сегодня многие узбекские компании нацелены именно на пошив изделий для зарубежных брендов. У части таких фирм производственные мощности уже загружены заказами до марта следующего года. Именно весной можно будет оценить размер рынка контрактного производства в РУз, считает сооснователь одежного бренда Fratelli Casa и совладелец текстильной В2В торговой площадки uzbektextile.com Шахрух Каюмов

«К Узбекистану сейчас колоссальный интерес. Связано это с тем, что в Китае логистика стала дорогой, плюс проблемы с электричеством и хлопком. Он и в Индии, и в Пакистане в этом году не очень хорошего качества. Многие бренды, которые раньше отшивали в Китае, теперь ищут новые места для пошива. Заказов очень много, и люди просто не успевают их отрабатывать», – рассказывает Шахрух Каюмов. 

По словам Бобура Пулатова, за последние два года текстильный рынок сильно изменился, а Узбекистан получил новые возможности.

«До пандемии все в основном шили в Китае, Турции и Египте, и эти территории серьезно держали клиентов, у которых не было необходимости смотреть на другие страны. Сейчас из-за возникших сложностей многие обратились в сторону стран СНГ», – подчеркнул коммерческий директор Bukhara Cotton Textile. 

Представители отрасли считают, что удобная логистика – одно из преимуществ Узбекистана.

«Рынков Евросоюза мы достигаем за 14 дней, рынка СНГ и отдаленных регионов России – максимум за неделю. А рынка Казахстана – уже на следующий день. Эти факторы играют важную роль при выборе Узбекистана местом производства», – сообщил «Курсиву» председатель Ассоциации «Узтекстильпром» Илхом Хайдаров.

Развитие контрактной индустрии в республике поддерживает упрощение таможенного регулирования. Текстильная продукция из Узбекистана попадает на рынки СНГ и ЕС без пошлин, либо по сниженным тарифам. Как отметил Бобур Пулатов, после получения Узбекистаном статуса бенефициара европейской Всеобщей системы преференций плюс (GSP+) цена продукции made in Uzbekistan стала еще более конкурентна, и с 2021 года увеличилось число заказов именно из Европы. 

… и недорого

«Самое первое и самое важное преимущество – это себестоимость продукции. Заказчики хотят ее удешевить, поэтому размещают свои заказы в нашей стране. Для производства у нас очень хороший технологический парк, а количество предприятий, которые могут работать на уровне брендов, выросло до той цифры, когда клиенты могут приехать и выбрать производителя в любом регионе страны», – заявил Илхом Хайдаров. 

По данным Ассоциации «Узтекстильпром», за пять лет инвестиции в текстильную отрасль составили $3,2 млрд. Объем производства вырос в 3,4 раза и в 2020 году достиг 44 трлн сумов ($4 млрд).

По мнению Бобура Пулатова, созданию низкой себестоимости способствует собственная сырьевая база и развитие кластерной системы, которая позволяет защитить производителей от колебаний цен на глобальном рынке. 

Модель кластерного хозяйства в хлопковой индустрии сегодня реализуется в разных регионах Узбекистана. С 2020 года респуб­лика отказалась от экспорта хлопка-сырца и сделала ставку на продажу за рубеж готовой текстильной продукции.

«Выстраи­вая цепочку – от хлопкового волокна до готовых изделий, мы создаем добавленную стоимость, рабочие места в больших количествах и экспортную выгоду», – подчеркнул Ильхом Хайдаров.

Он добавил, что предприятия республики нарастили мощности и способны сегодня перерабатывать весь хлопок, производимый в стране. 

По данным Центробанка за девять месяцев 2021 года, сейчас главный экспортный продукт рес­публики – «текстиль и текстильные изделия», $2,3 млрд ($1,5 млрд за аналогичный период прошлого года). «Белое золото» Узбекистана обошло «драгоценные металлы и камни» – их за аналогичный период экспортировано на $1,7 млрд.

Сейчас читают