Серьезное подспорье: как земляки-мигранты поддерживают экономику Узбекистана

Опубликовано
Заместитель директора
Выяснил «Курсив»
Фото: plantanika.ya.ru / www.depositphotos.com

Одной из центральных тем, которые обсуждали Шавкат Мирзиёев и Владимир Путин во время визита российского лидера в Узбекистан, было положение трудовых мигрантов в РФ. Путин, в частности, заявил, что Россия сделает все, чтобы обеспечить достойные условия труда и социальной защиты для узбекистанцев, работающих в этой стране

«И, конечно, их денежные переводы на родину, надеюсь, являются серьезным подспорьем для экономики Узбекистана, для семей в самых разных регионах страны», — добавил президент РФ.

«Курсив» решил разобраться, каков реальный вес труда земляков-мигрантов в экономике страны и изменится ли он в ближайшие годы.

Снижение и умеренный рост

В прошлом году объем трансграничных переводов ожидаемо сократился после более чем двукратного роста в 2022-м. По данным Центробанка РУз, падение составило 33%. Доля переводов в номинальном ВВП также снизилась с 21% в 2022 до 12,1% в 2023 году.

При этом, по оценкам финрегулятора, за прошедшие пять лет, поступления из-за рубежа обеспечивали 16% доходов узбекистанцев.

В ближайшую трехлетку ЦБ прогнозирует среднегодовой рост переводов в 10–11%. К концу этого года общий объем трансфертов может достигнуть $12–12,5 млрд и составить 12–12,5% ВВП при ожидаемом росте экономики до $100 млрд.

Если ВВП продолжит расти в коридоре 5,3–5,7% в год, то этот показатель останется ориентиром и для последующих двух лет.

Откуда и сколько

Как и ранее, основным донором выступает Россия, однако происходит постепенная диверсификация миграционных и денежных потоков. Из-за высокой волатильности обменного курса рубля доля переводов из РФ сократилась с 87% в 2022 году до 78% в 2023, а их объем за прошлый год снизился на 41,7%, с $14,7 млрд до $8,58 млрд, тогда как по другим странам был рост на 14%.

В I квартале на Россию приходилось уже 68% денежных переводов. Это все равно выше уровня 2019–2021 года, когда на Россию приходилось около половины присланных из-за рубежа денег.

Второе место по итогам прошлого года удерживает Казахстан, из которого прислали $588 млн (данные Нацбанка РК), однако и здесь наблюдается сокращение — примерно на 1%.

Помимо РФ и Казахстана, трудовые мигранты из РУз также активно осваивают Турцию, Южную Корею и США, однако данными о переводах из этих стран мы не обладаем.

Решающий фактор

Ни падение курса рубля, ни другие проблемы российской экономики не переломили тренд на восстановление трудовой миграции из Узбекистана в Россию, который обозначился сразу после отмены антиковидных ограничений.

В прошлом году, по данным погранслужбы ФСБ, граждане Узбекистана пересекали российскую границу для заработков почти 2 млн раз, на 38 % чаще, чем в 2022-м, правда, к концу года этот поток несколько просел.

Анализ, проведенный рейтинговым агентством «Эксперт РА» показал, что в октябре 2023 года, потребность российский работодателей в кадрах выросла почти на 8,5% относительно того же месяца 2022-го, а нагрузка незанятого трудовой деятельностью населения на 100 заявленных вакансий в сентябре составила 26,0 человек, достигнув минимума с начала позапрошлого года.

Опрошенные «Курсивом» эксперты сходятся во мнении, что дефицит рабочей силы, стимулирующий приток рабочей силы, останется главным драйвером денежных переводов между нашими странами на ближайшую перспективу даже с учетом сложной геополитической ситуации и санкционного давления.

«Есть взаимосвязь экономик, также стоит учитывать, что в РФ сейчас наблюдается недостаток рабочей силы. Если не произойдет чего-то экстраординарного, я бы не ожидал кратного снижения объема переводов. Да, переводы становятся сложней и дороже, но спрос порождает предложение, если станут недоступны какие-то способы переводов, будут появляться новые», — говорит проектный лидер Frank RG Дмитрий Новоченко.

По словам председателя Совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов АЭД, Виктора Достова, гипотетический сценарий, в котором полностью будут заблокированы корреспондентские отношения между странами и инструменты обмена локальных валют, маловероятен.

«Во всех других случаях найдутся провайдеры, которые будут предоставлять платежный коридор Россия — Узбекистан. Поэтому при наличии потока (сохранении нынешней миграционной активности) кардинального уменьшения потоков ожидать не нужно», — отмечает Достов.

Читайте также